Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
06:02 

Amarin Earwende
Пошла за носками, вместо этого купила еще один чОрный тренч.
Сравнили с Марлен Дитрих и Шерлоком Холмсом. И вообще "ты одеваешься как мальчик и вид у тебя какой-то шпионский".
Бгг:)

18:54 

моб с песнями

Amarin Earwende
Ну, чем еще маяться в ночи?

читать дальше

16:48 

заповедное

Amarin Earwende
"Уходи не оглядываясь",
"Нельзя пройти мимо",
"Замок без ключа, ключ без замка"
"Точка в небе"
"Мехом внутрь"
Про ветер приносящий маленькие подарки
красные сапоги в белый горошек
Немного солнца в дождливый день
Кому светят газовые фонари
"А ларчик просто открывался"
"Марселла - девочка с Марса"
"алмазная черепица"
"«Вопящие в шиповнике»"
Пернатый крокодил
Восьмиглазка
Два притопа, три прихлопа
Шапка невридимка и ковер самоплет
Фиолетовый котенок
Старый телефон

15:24 

Amarin Earwende
Sea Fever


I MUST go down to the seas again, to the lonely sea and the sky,
And all I ask is a tall ship and a star to steer her by,
And the wheel's kick and the wind's song and the white sail's shaking,
And a gray mist on the sea's face, and a gray dawn breaking.
I must go down to the seas again, for the call of the running tide
Is a wild call and a clear call that may not be denied;
And all I ask is a windy day with the white clouds flying,
And the flung spray and the blown spume, and the sea-gulls crying.
I must go down to the seas again, to the vagrant gypsy life,
To the gull's way and the whale's way, where the wind's like a whetted knife;
And all I ask is a merry yarn from a laughing fellow-rover,
And quiet sleep and a sweet dream when the long trick's over.

Джон Мейсфилд (John (Edward) Masefield, 1878 - 1967)

17:31 

Amarin Earwende
Ithaca

When you set out on your journey to Ithaca,
pray that the road is long,
full of adventure, full of knowledge.
The Lestrygonians and the Cyclops,
the angry Poseidon -- do not fear them:
You will never find such as these on your path,
if your thoughts remain lofty, if a fine
emotion touches your spirit and your body.
The Lestrygonians and the Cyclops,
the fierce Poseidon you will never encounter,
if you do not carry them within your soul,
if your soul does not set them up before you.

Pray that the road is long.
That the summer mornings are many, when,
with such pleasure, with such joy
you will enter ports seen for the first time;
stop at Phoenician markets,
and purchase fine merchandise,
mother-of-pearl and coral, amber and ebony,
and sensual perfumes of all kinds,
as many sensual perfumes as you can;
visit many Egyptian cities,
to learn and learn from scholars.

Always keep Ithaca in your mind.
To arrive there is your ultimate goal.
But do not hurry the voyage at all.
It is better to let it last for many years;
and to anchor at the island when you are old,
rich with all you have gained on the way,
not expecting that Ithaca will offer you riches.

Ithaca has given you the beautiful voyage.
Without her you would have never set out on the road.
She has nothing more to give you.

And if you find her poor, Ithaca has not deceived you.
Wise as you have become, with so much experience,
you must already have understood what Ithacas mean.

Constantine P. Cavafy (1911)
Ра зные русские версии тут - portal.sufism.ru/index.php/traditio/2010-06-01-...

12:53 

Amarin Earwende
Трудности перевода: аффтар, милый аффтар пишет верлибры и в половине случаев забивает на знаки препинания в конце предложения. Ты эти верлибры переводишь ручкой в тетрадке, и уже по собственной привычке ставишь знаки препинания, но срезаешь заглавные буквы.
Потом приходится сидеть и вычищать отдельно, хотя мелочь, казалось бы:)

06:26 

дневники и автобиографии, навскидку

Amarin Earwende
Книга Иова:)
Виктор Франкл, "Психолог в концлагере", "Скажи жизни "Да!"
Арнхильд Лаувенг, "Завтра я всегда бывала львом", "Бесполезен, как роза".
Леонард Нимой, "Я - Спок", "Ты и я",
Г.К.Честертон, "Человек с золотым ключом",
Ю.Никулин, "Почти серьезно",
Юн Чжан, "Дикие лебеди",
Полина Осетинская, "Прощай, грусть",
Агата Кристи, автобиография,
Джеймс Даррел, "Моя семья и другие звери",
Оливер Сакс, "Нога как точка опоры", "Пробуждения", "Антрополог на Марсе", "Человек, который принял жену за шляпу",
Макаренко, "Педагогическая поэма", Хэрриот, "О всех созданьях, больших и малых"! (ну да, действующие лица слегка переименованы в целях конспирации, но все же понимают:),
Письма Толкиена,
Чарли Чаплин, автобиография,
Марк Аврелий, дневники,
Цветаева, записные книжки, переписка с Радзевичем,
Гумилев, "Записки кавалериста",
Винсент Ван Гог, "Письма брату Тео",
Ричард Бах, "Мост через вечность" (не вполне заслуживает доверия, но все же),
Письма Эмили Дикинсон,

В очереди, не забыть: Сакс, "Глаз разума", "Мигрень", Анн Филип, "Одно мгновение", Записки о галльской войне.

03:42 

Amarin Earwende
Ну что ж. Я бы предположила, что твоё участие в каких-либо агрессивных действиях можно заподозрить по следам… лазерной винтовки.
Победа высоких технологий, однако:) Благородство стали в противовес благородству драгоценных металлов. Превосходство интеллекта над воображением. Чужим воображением, естественно.

Думаю, знакомые с твоим стилем легко его распознают. «Здесь, наверное, был N…» чаще всего обозначает проникновение на стратегически важный объект с кражей или порчей ценных технологий. Запуск какой-нибудь серьёзной ракеты в незапланированное место. При минимуме жертв на объекте, между прочим.

Твоё оружие под стать тебе. С лёгким характером. Не без цинизма. При отличной стрессоустойчивости. И, как ты, водит дружбу с кнопочками, рычагами и формулами, скоростью реакции и волей к совершенству, колой, попкорном и огнями автострад…

image
Пройти тест


(Что в моем тесте делает Вакариан? :)))
Да, у меня даже получилось заглянуть в Мир, где ты родился. Он пахнет, как до сих пор пахнут твои волосы. Он пахнет… туманом, весенней зеленью, липой и шампанским
Мокрые хвойные леса и изящные городки в лощинах. Мир, насквозь пропитанный магией. Мир, в котором фарфоровые колокольчики ручной работы воспроизводят мелодии, почему-то похожие на старый добрый рок (ох, побывал здесь кто-то из наших соотечественников!) Мир густых ярких красок, походных костров и белых единорогов.

Здесь с людьми живут крылатые кони, некрупные драконы и говорящие деревья – и ты, как и они, по-детски непоседливо-любопытен.

Здесь дети не боятся уходить в лес с ночёвкой – и ты долгие годы спустя по-прежнему ждёшь от людей в первую очередь добра.

Здесь красной тушью пишут пожелания счастья на воздушных шарах – и ты знаешь, что всё имеет свойство хорошо кончаться. И любишь делать приятные сюрпризы.

Вспоминай. Синие фонарики на речной глади. Хороводы в лесу. Сказки, рассказанные случайными гостями и так похожие на правду. Эликсиры продления молодости и приворотные зелья в любой городской лавке…

Остальное можешь забыть, но это запомни. Ведь в том, что ты сейчас здесь, так или иначе есть заслуга твоего Мира… Где ещё так охотно сбываются мечты? Где ещё родившийся ребёнок будет так бесповоротно уверен, что создан для счастья – как и все люди Мира?
Пройти тест


Хм, кажется, я все-таки пилю в нужную сторону:)
Ну, на пересечении как раз мои любимые технодану и получаются:)

16:54 

И тут внезапно Байрон:)

Amarin Earwende
Сердолик
Не блеском мил мне сердолик!
Один лишь раз сверкал он, ярок,
И рдеет скромно, словно лик
Того, кто мне вручил подарок.
Но пусть смеются надо мной,
За дружбу подчинюсь злословью:
Люблю я все же дар простой
За то, что он вручен с любовью!
Тот, кто дарил, потупил взор,
Боясь, что дара не приму я,
Но я сказал, что с этих пор
Его до смерти сохраню я!
И я залог любви поднес
К очам — и луч блеснул на камне,
Как блещет он на каплях рос…
И с этих пор слеза мила мне!
Мой друг! Хвалиться ты не мог
Богатством или знатой долей, —
Но дружбы истинной цветок
Взрастает не в садах, а в поле!
Ах, не глухих теплиц цветы
Благоуханны и красивы,
Есть больше дикой красоты
В цветах лугов, в цветах вдоль нивы!
И если б не была слепой
Фортуна, если б помогала
Она природе — пред тобой
Она дары бы расточала.
А если б взор ее прозрел
И глубь души твоей смиренной,
Та получил бы мир в удел,
Затем что стоишь ты вселенной.

***

1
No specious splendour of this stone
Endears it to my memory ever;
With lustre only once it shone,
And blushes modest as the giver.
2
Some, who can sneer at friendship’s ties,
Have, for my weakness, oft reprov’d me;
Yet still the simple gift I prize,—
For I am sure the giver lov’d me.
3
He offer’d it with downcast look,
As fearful that I might refuse it;
I told him when the gift I took,
My only fear should be to lose it.
4
This pledge attentively I view’d,
And sparkling as I held it near,
Methought one drop the stone bedew’d,
And ever since I’ve lovd a tear.
5
Still, to adorn his humble youth,
Nor wealth nor birth their treasures yield;
But he who seeks the flowers of truth,
Must quit the garden for the field.
6
’Tis not the plant uprear’d in sloth,
Which beauty shows, and sheds perfume;
The flowers which yield the most of both
In Nature’s wild luxuriance bloom.
7
Had Fortune aided Nature’s care,
For once forgetting to be blind,
His would have been an ample share,
If well proportion’d to his mind.
8
But had the Goddess clearly seen,
His form had fix’d her fickle breast;
Her countless hoards would his have been,
And none remain’d to give the rest.

06:53 

Amarin Earwende
Аллегорическое полотно "Амарин и поиски душевного спокойствия", бгг *фейспалм*


А жжа опять лежит, ндас.

07:24 

ачивки из Заповедника

Amarin Earwende
16:16 

День тупняка у меня сегодня:)

Amarin Earwende
05:10 

в точку:))))

Amarin Earwende
Ваша цитата из сериала "Светлячок"
Ваше имя
Ваша цитата из сериала "Светлячок"...image

все гадания на aeterna.qip.ru

15:18 

Amarin Earwende
Опять на работе:
- А Марина может нарисовать граффити?
- Марина все может!

/кажется, это называеется "репутация" о_О/

14:35 

Amarin Earwende
И опять сегодня - "Что ты такая счастливая, мне аж страшно!".

Чудо-трава такая чудо-трава.
Люблю тексты. Люблю понимать, люблю переводить, люблю, когда торкает.
Плохо, что все это я могу только сквозь кого-то, хорошо, что это можно добрать через культуру.

Меня, конечно, попустит . Но всегда найдется что-нибудь еще.

17:06 

Amarin Earwende
She Walks in Beauty

She walks in beauty, like the night
Of cloudless climes and starry skies;
And all that's best of dark and bright
Meet in her aspect and her eyes:
Thus mellow'd to that tender light
Which heaven to gaudy day denies.

One shade the more, one ray the less,
Had half impaired the nameless grace
Which waves in every raven tress,
Or softly lightens o'er her face;
Where thoughts serenely sweet express
How pure, how dear their dwelling-place.

And on that cheek, and o'er that brow,
So soft, so calm, yet eloquent,
The smiles that win, the tints that glow,
But tell of days in goodness spent,
A mind at peace with all below,
A heart whose love is innocent!

(c) Byron

Перевод хуже:
Она идет во всей красе,
Светла, как ночь ее страны.
Вся глубь небес и звезды все
В ее очах заключены,
Как солнце в утренней росе,
Но только мраком смягчены.
Прибавить луч иль тень отнять –
И будет уж совсем не та
Волос агатовая прядь,
Не те глаза, не те уста
И лоб, где помыслов печать
Так безупречна, так чиста.
А этот взгляд, и цвет ланит,
И легкий смех, как всплеск морской, –
Все в ней о мире говорит.
Она в душе хранит покой
И если счастье подарит,
То самой щедрою рукой!

Совершенно не могу понять, откуда это "счастье подарит" выросло?

17:13 

Amarin Earwende
The Sword of Suprise by G. K. Chesterton
Sunder me from my bones, O sword of God
Till they stand stark and strange as do the trees;
That I whose heart goes up with the soaring woods
May marvel as much at these.

Sunder me from my blood that in the dark
I hear that red ancestral river run
Like branching buried floods that find the sea
But never see the sun.

Give me miraculous eyes to see my eyes
Those rolling mirrors made alive in me
Terrible crystals more incredible
Than all the things they see

Sunder me from my soul, that I may see
The sins like streaming wounds, the life's brave beat
Till I shall save myself as I would save
A stranger in the street.

18:00 

Amarin Earwende
G. K. CHESTERTON

To Edmund Clerihew Bentley

A cloud was on the mind of men, and wailing went the weather,
Yea, a sick cloud upon the soul when we were boys together.
Science announced nonentity and art admired decay;
The world was old and ended: but you and I were gay;
Round us in antic order their crippled vices came--
Lust that had lost its laughter, fear that had lost its shame.
Like the white lock of Whistler, that lit our aimless gloom,
Men showed their own white feather as proudly as a plume.
Life was a fly that faded, and death a drone that stung;
The world was very old indeed when you and I were young.
They twisted even decent sin to shapes not to be named:
Men were ashamed of honour; but we were not ashamed.
Weak if we were and foolish, not thus we failed, not thus;
When that black Baal blocked the heavens he had no hymns from us
Children we were--our forts of sand were even as weak as eve,
High as they went we piled them up to break that bitter sea.
Fools as we were in motley, all jangling and absurd,
When all church bells were silent our cap and beds were heard.

Not all unhelped we held the fort, our tiny flags unfurled;
Some giants laboured in that cloud to lift it from the world.
I find again the book we found, I feel the hour that flings
Far out of fish-shaped Paumanok some cry of cleaner things;
And the Green Carnation withered, as in forest fires that pass,
Roared in the wind of all the world ten million leaves of grass;
Or sane and sweet and sudden as a bird sings in the rain--
Truth out of Tusitala spoke and pleasure out of pain.
Yea, cool and clear and sudden as a bird sings in the grey,
Dunedin to Samoa spoke, and darkness unto day.
But we were young; we lived to see God break their bitter charms.
God and the good Republic come riding back in arms:
We have seen the City of Mansoul, even as it rocked, relieved--
Blessed are they who did not see, but being blind, believed.

This is a tale of those old fears, even of those emptied hells,
And none but you shall understand the true thing that it tells--
Of what colossal gods of shame could cow men and yet crash,
Of what huge devils hid the stars, yet fell at a pistol flash.
The doubts that were so plain to chase, so dreadful to withstand--
Oh, who shall understand but you; yea, who shall understand?
The doubts that drove us through the night as we two talked amain,
And day had broken on the streets e'er it broke upon the brain.
Between us, by the peace of God, such truth can now be told;
Yea, there is strength in striking root and good in growing old.
We have found common things at last and marriage and a creed,
And I may safely write it now, and you may safely read.

18:17 

Amarin Earwende

12:52 

Amarin Earwende

It's a wonderful-wonderful life!

главная